hippy_old

Categories:

Его последнее убийство

Хищник с аппетитом ужинал в залитом неоновыми огнями уличном кафе,  благожелательно и предупредительно улыбаясь в ответ случайным взглядам соседей. Он словно заранее извинялся за то, что может помешать им как то даже самим своим существованием. В сдержанных движениях — мягкая неуклюжесть неконфликтного человека. Стандартное полупрозрачное тело без боевых улучшений никак не позволяло заподозрить в нём убийцу.

Хищник ждал. Бесцельно блуждающий взгляд привычно отмечал камеры и ботов Системы Безопасности. Затяжная морось, шуршащая по пластику навеса, прикрывала от наблюдения с воздуха, но, на людной улице глаз у Системы хватало. К счастью, его жертва тоже не любила бывать на виду.

Из двери, которую хищник видел в отражении зеркальной вывески ресторанчика, появились трое. Новенькое, очень дорогое тело с максимальной защитой. Двое других скрывали свои поношенные оболочки под плотными плащами, и это было плохо, от старых тел можно ждать неприятных сюрпризов, вплоть до военных модификаций. Итак, их будет трое. Цель и два телохранителя. 

Выждав пару минут, охотник двинулся следом. Поминутно извиняясь, он осторожно пробирался сквозь пёструю толпу шумной улицы, а расставленные заранее метки подсказали, где жертва свернула в тёмные переулки Акибы. Плотность сенсоров Системы тут гораздо ниже, но всё равно о высокоэнергетическом оружии нечего было и думать, однако, у хищника был свой метод.

Привычным движением он положил руку на пряжку и снял с пояса мягкую ленту. Впрыск катализатора, и пробежавшая по ней дрожь химической реакции за несколько секунд превратила ленту в тонкий, жёсткий, чуть изогнутый клинок. Палец лёг на триггер включения плазменной дуги. Хрупкое, одноразовое лезвие, и простенький конденсатор, способный удержать плазму на его режущей кромке всего четверть секунды. Невидимое для Системы оружие одного шанса.

Звуки бурной ночной жизни остались за тонкими стенами, за окнами верхних этажей, и никто не стремился заглянуть в этот тёмный проулок изнанки гигаполиса, кроме таких, как он и его жертва. 

Цель остановилась, что-то обсуждая с охранниками, и хищник без долгих раздумий начал сокращать дистанцию. Он шёл обычным, чуть ленивым шагом, стараясь до последнего не вызвать подозрений. Когда он приблизился на тридцать метров, телохранители, словно по команде, повернулись в его сторону. Один прикрыл собой хозяина, второй шагнул навстречу. Хищник ускорился. Казалось, в его походке почти ничего не изменилось, только шаги стали мельче и чаще, да ещё добавилась рысканье из стороны в сторону, но страх во взгляде охранника, не способного просчитать его траекторию, говорил о многом. 

Двадцать метров. Хищник перестал дышать. Пятнадцать метров. Управляющие мышцы экзоскелета жгли кислород как порох и неокортекс начал отчаянно требовать свою долю воздуха… На это и был расчёт. Ум нужен хищнику пока он выслеживает добычу, в последнем броске охотника человеческий ум - только помеха, проще всего отключить его — не дышать.

Десять метров. Ближайший охранник скинул плащ и выставил перед собой длинные, многосуставные конечности военного образца. Угасающее человеческое сознание хищника больше не могло испытывать страх, остался лишь холодный поток сенсорной информации, бегущий по древним путям рептильного мозга.

Пять метров. Хищник качнулся вправо, влево и снова вправо. Руки телохранителя уверенно метнулись ему наперерез, но последнее движение охотника было ложным, острый стальной шип пролетел в паре сантиметров, и хищник тут же схватился за ближайший сегмент конечности врага. В военной технике всё прекрасно с силой и скоростью, но вот чувствительность хромает, телохранитель не заметил захвата и отдёрнул руку назад для новой атаки.

Использовав это ускорение, хищник, словно брошенный из пращи камень, пролетел мимо первого охранника и с силой врезался плечом во второго, свалив его с ног. Не отвлекаясь больше на оставшихся за спиной телохранителей, не снижая скорости, в несколько прыжков он настиг убегающую жертву. Хищник занёс меч над головой. У него был всего один удар. Всего четверть секунды работы плазменной дуги, способной рассечь тело максимального уровня защиты… но, четверть секунды — это достаточно много.

***

Проснувшись на закате, он ещё долго оставался без движения, на грани сна и яви, не ощущая тела. Хищник вспоминал свой сон. Ему снилось, что он лежит на кровати неспособный двигаться, и было что-то про грызущего его голову зверя с острыми мелким зубами. Ничего больше он вспомнить не мог.

Наконец, пробудившиеся нервные узлы запустили системы оболочки. Мозг получил утреннюю дозу энергетика, тело начало привычную процедуру тестов. Тревожно засветились жёлтым цифры банковского счёта в углу поля зрения и это быстро заставило мысли вернуться к привычным проблемам.

Охотник просматривал данные по новому заказу вновь и вновь, и не мог решиться на эту работу. Странным были и цель, и награда за голову. Цель — старый монах и неожиданно впечатляющая семизначная сумма. С одной стороны, убивать безобидного монаха не хотелось, с другой, цена заказа намекала на какие-то сложности… Но деньги всё же нужны.

***

С верхних ярусов небоскрёбов, куда не доставало уличное освещение, были хорошо видны звёзды и цепочки орбитальных группировок, тонкой пунктирной паутиной покрывающих ясное чёрно небо. На крыше полузаброшенного офисного здания притаился маленький садик в три деревца и бамбуковая хижина монаха. Убийца долго наблюдал за ней с соседнего здания. Цель была внутри. Монах неподвижно сидел уже несколько часов. Посетителей не было со вчерашнего дня, молчали и расставленные в округе сенсоры. Идеальный момент для начала охоты.

Убийца возник в дверном проёме тихой тенью, его дыхание давно отключило неокортекс, сохранив лишь безошибочное чутьё и скорость хищного зверя, оставалась лишь секунда до броска, и в этот миг монах открыл глаза. Зверь внутри убийцы замер и попятился назад. На него смотрели глаза ещё более страшного зверя.

Убийца остановился. Человеческий ум просто не успел побороть бессознательный страх возникший под взглядом монаха в куда более древних слоях мозга, момент для атаки был упущен. 

— Ты пришёл убить меня? — заговорил монах со спокойной улыбкой. 

— Да, не вижу смысла скрывать, на тебя есть заказ. И теперь я понимаю, почему за твою голову столько платят… ты ведь тоже убийца? И, видимо, посерьёзней чем я… — хищник решил выиграть время для анализа новой ситуации.

— Верно, — монах усмехнулся, — мне доводилось убивать тех, кого ты, охотник, даже не смог бы выследить.

— Интересно, — эти слова задели профессиональную гордость наёмника, — и кого же я не могу выследить?

— Себя, например.

— Слушай, я не настолько наивен, чтобы купиться на это, — продолжал тянуть время хищник. 

Сейчас, рассмотрев монаха как следует, проанализировав его дряхлое немодифицированное тело, охотник уже был полностью уверен в том, что сумеет без проблем ликвидировать цель…

— А ты подумай на досуге. Чисто теоретически. Чтобы убить себя, надо выследить себя. Понять кто такой этот самый “Я”, а то ведь если убить только тело, то может быть сознание ускользнёт, ты же киборг, лучше меня это знаешь.

— Надо мозг убить…

— А ты уверен, что и тут сознание не ускользнёт?

— А куда ему деваться из мозга? Впрочем… надо подумать…, — хищник старательно изображал неуверенность, готовясь к новому броску.

— Вот и подумай, — прищурился монах, — и попробуй выследить того, кто живёт у тебя в мо…

Договорить монах не успел. Убийца сделал один длинный плавный шаг и уверенным движением свернул жертве шею.

***

Ночь подходила к концу, скупое осеннее солнце нехотя подсвечивало дальний край серого моря. Хищник в раздумьях стоял у окна. Работа выполнена, на счету огромная сумма, но слова монаха не давали покоя.

“Я киборг, — размышлял он, — тело это, очевидно, не я. А разум это я? Эти вот мысли думает неокортекс, но ведь на охоте я его отключаю, но без него я всё равно я. Но вряд ли я это палеокортекс, я же не рептилия… должно быть что-то ещё… глубже… или рядом…”

Он сел на диван. И начал охоту. Вначале, он отключил тело. Просто перевёл системы в спящий режим и расслабил скелетные мышцы. Затем, привычно снизив уровень кислорода в коре мозга, отключил человеческий ум... и тут же столкнулся с проблемой: контролем всего этого процесса занимался именно этот ум! 

Много раз, потеряв счёт времени и попыткам, он балансировал на грани обыденного человеческого сознания и пустого ясного сознания хищника, но охотник был упорен, и, наконец, ощутил, что может двинуться дальше. Человека больше не было, и сознание хищника начало охоту на само себя…

Слова не передадут, что он ощущал. Это было сродни тонкому звону клинка в пустоте, балансу на грани существования и исчезновения… а там, за  гранью, ему виделись двери в нечто абсолютно новое и неведомое…

Хищник привык всегда идти до конца и в той звенящей глубине, он открыл последнюю дверь. Из бесконечной пустоты, даже представить которую он раньше не смог бы, на него смотрели страшные глаза монаха.

Хищник рванулся назад, но было поздно, последнее, что услышало его угасающее “я” — чужой голос в неокортексе: “А неплохое тело, в этот раз!”


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.